Роман Зобнин в развернутом интервью СПОРТЭКСПРЕСС

Роман Зобнин в развернутом интервью СПОРТЭКСПРЕСС рассказал обо всем .
Трудно поверить, что всего год назад он играл в клубе, который стремительно катился в ФНЛ.
Хотя и был там единственным светлым пятном, о чем после сезона говорили многие – в том числе, например, Леонид Слуцкий еще в бытность главным тренером сборной России.

Тогда Зобнин в нее еще не проходил. А теперь, сразу став, вопреки многим летним прогнозам, основным футболистом"Спартака", превратился в один из столпов команды Станислава Черчесова. Роман единственный, кто провел у него все пять матчей, причем четыре последних – по 90 минут. Когда главный тренер сборной, открывший Зобнина еще в "Динамо", сказал, что ему выпало произвести смену поколений, их с Ильей Кутеповым он имел в виду в первую очередь.

В "Спартаке" же 22-летний полузащитник, номинально центральный, проявил себя фантастическим универсалом. Нужно выйти слева в атаке – будьте любезны. Необходимо помочь на краю обороны – пожалуйста. В сегодняшнем футболе такие исполнители бесценны. Хотя и жалко порой людей становится: бросают на амбразуру, затыкают дыры – и игрок не знает, где проведет следующую встречу. Зато – выйдет на поле!
Зобнин в футболе и в жизни – два разных человека. Такое бывает. За пределами газона – очень спокойный, воспитанный, неиспорченный, рассудительный, на поле он преображается в бойца: жестко идет в любой стык, заводится и не хочет уступить ни в одном единоборстве.
Роман улыбается и подтверждает:
– Даже моя жена немножко обижается, что все эмоции, выплескиваю на поле – на тренировках и в матчах. А домой прихожу безэмоциональный. Стараюсь объяснить, что это мое любимое дело. И моя работа.
"Любимое дело", заметьте, в формулировке Зобнина стоит раньше работы. По-моему, это здорово.


КРОМЕ "СПАРТАКА", ПРЕДЛОЖЕНИЙ НЕ БЫЛО
– Легко было решиться на переход из "Динамо" в "Спартак", учитывая негатив фанатов бело-голубых к вечным соперникам? Или футболисты относятся к этому иначе?
– Конечно. Может, и не все, но большинство. В моем понимании футболист должен расти и добиваться результатов. Как можно сравнивать ФНЛ с премьер-лигой? А кроме "Спартака", конкретных предложений не поступало. Три миллиона евро (что были прописаны у Зобнина в контракте с "Динамо" как отступные. – Прим. И.Р.) не каждый клуб может заплатить.
– Как получилось, что внесли в договор именно три миллиона, а не больше? Ведь то, что у вас – хорошая перспектива, стало понятно достаточно давно.
– Наверное, благодаря агентам, которые смогли уменьшить сумму. Вначале планировалось пять миллионов.
– Честно говоря, вообще не понимаю, какие претензии можно предъявлять, учитывая, что вы и в динамовской школе никогда не учились, а перешли в клуб после академии имени Коноплева.
– Полностью соглашусь. Когда некоторые болельщики говорят, что я – воспитанник "Динамо", мне становится даже немножко обидно за академию Коноплева. Потому что эта школа полностью меня воспитала как человека и футболиста – становление личности там шло наравне с игрой. При этом благодарен "Динамо", которое дало мне дорогу в большой футбол. Но сложилось так, как сложилось.
– Вам же даже страничку в инстаграме из-за оскорблений пришлось закрыть?
– Да, где-то на три месяца. В лицо, кстати, никто ничего не говорил – все ограничилось соцсетями. Те, кого встречал, говорили: "Возвращайся в "Динамо". Только теплые слова слышал.
– Бывший автор "СЭ" Алексей Зинин, который сейчас занимает должность спортивного директора"Краснодара", прошлой весной рассказывал: "У Зобнина оклад – 400 тысяч рублей в месяц. Даже в клубе из нижней половины таблицы ему предлагали условия минимум в три раза больше. Но он оказался патриотом, сказал: "Хочу играть в "Динамо", деньги для меня не главное". Куда звали?
– Было такое. Команду называть не стану. Только уточню: моя зарплата в "Динамо" составляла даже не 400 тысяч, а 250. С бонусами – да, наверное, до 400 и дошло.
– За кого болели в детстве в Иркутске?
– Не поверите, но ни за кого! Лет до 16 вообще футбол не смотрел. Ни наш, ни иностранный. Любил только играть в него. Мой брат, который тоже был футболистом, смотрел все подряд, а мне это было неинтересно. Родители, которые сами, кстати, тоже не увлекались футболом, поражались: как же так? И даже когда в 16 начал следить за трансляциями, то без боления за кого-либо. Мне только очень понравился Тьерри Анри, в честь которого взял 14-й номер.
– Скоро сможете с ним сфотографироваться – француз сейчас второй тренер сборной Бельгии, против которой россияне в марте проведут контрольный матч.
– Серьезно?! Прикольно. Будет возможность – подойду, сделаю снимок.

 

– Насколько легко вы вошли в коллектив? Кто ваши лучшие друзья в "Спартаке"?
– Вошел очень хорошо, все встретили дружелюбно, никаких проблем не возникало. В "Спартаке" внутри нет никакого негатива. Дружу больше с молодыми ребятами. Больше всего – с Кутеповым, с которым знакомы еще с академии Коноплева.
– Он и стал вашим главным, можно сказать, проводником в "Спартак"?
– Чтобы прямо проводником – нет, но при переходе учитывал, что там есть мои знакомые, молодые ребята. Это немаловажно для адаптации.
– Вы с Кутеповым – молодые, но серьезные: в 22-23 года оба с семьями, с детьми. Редкий случай.
– У каждого человека – свои цели. Кто хочет – гуляет, кто хочет – заводит семьи и добивается каких-то результатов. Я выбрал второй путь. Он мне нравится, и вообще ни о чем не жалею. С будущей женой познакомились в Тольятти, и когда меня пригласили в "Динамо", привез ее сюда. Потом сделал предложение. Сейчас у нас восьмимесячный сын Роберт.
 
– По сей день жива мечта о "Челси", которая появилась, когда вас отправили туда на двухнедельную стажировку от академии Коноплева?
– Да. Я и слежу за ними. Тем более, у них Конте главный тренер, лидируют, отрыв большой. Интересно.
– Каррера что-нибудь про Конте рассказывает?
– Вообще ни разу.
– Как оказались на той стажировке?
– С каждого возраста по одному лучшему футболисту приглашали. Поехали туда вместе с Кутеповым – он от 93-го, я от 94-го года. Тогда и сблизились, кстати. До этого особо не знали друг друга, а тут появилось время пообщаться. В итоге сейчас встретились в "Спартаке".
– С Романом Абрамовичем в Лондоне познакомились? А может, он заезжал в Тольятти – ведь академию финансировали его структуры.
– Нет, не довелось.

 

НА ПРОСМОТР В "СПАРТАК" ПРИЕЗЖАЛ В 13 ЛЕТ. НЕ ВЗЯЛИ

– У вас одна за другой закольцовки судьбы. С Кутеповым – сначала в Тольятти, потом в "Спартаке". Хоть футболом в детстве и увлекались, с братом захаживали на матчииркутской "Звезды", где тогда играл Глушаков.
– Да, было. Я Денису рассказал об этом, он удивился. Поболтали о футболистах из той команды – кто остался, кто ушел...
А еще приезжал на просмотр в "Спартак". Мне было лет 13. В академии Коноплева сложилась одна сложная ситуация, меня выгнали – с тренером поругался. Приехал в "Спартак". Не взяли. Перешел уже теперь, со второй попытки .
 
БУДЬ Я ОДИН, ГОЛОВА ОТ ЗАРПЛАТЫ МОГЛА БЫ ЗАКРУЖИТЬСЯ.
С СЕМЬЕЙ – НЕТ

– Вы рассказывали, что, когда начали подниматься, отец вас подначивал: мол, звонки не сбрасывай, когда будем набирать.
– Сейчас уже такого нет. Я сам повзрослел, многое осмыслил. Не считаю себя какой-то звездой. Обычный человек.
– Уверены, что от денег голова в какой-то момент не закружится?
– У меня семья, ребенок. Может, если бы был один, и закружилась бы. Но уже за других людей отвечаю, не только за себя. Поэтому, думаю, такого не будет.
– Родители по-прежнему в Иркутске живут?
– Нет, под Москвой. Только они в Домодедове, а я в Химках. Переехали года два назад, отцу нужно было по работе.
– Продолжаете общаться с людьми из академии Коноплева?
– Сейчас ездил туда. Говорил с детишками, с тренерами и учителями из тех немногих, кто остался. Очень тепло все было, ностальгию почувствовал. Было что вспомнить.
– Они сами позвали?
– Так получилось, что обо мне документальный фильм снимают к чемпионату мира. И люди, которые занимаются съемками, как раз и инициировали мою поездку в Тольятти. Можно сказать – домой.
У нас была классная академия. В каждом возрасте были лучшие футболисты со всей России, на всех турнирах занимали призовые места. А тренеры какие! Уровень очень высокий.
– Сейчас там уже не те условия?
– Теперь академия работает на Самарскую область, все футболисты идут либо в "Крылья", либо во вторую лигу, в "Ладу". Деньги уже не те, но работа ведется. Ничего не заглохло, все в порядке.
– С Аланом Дзагоевым по Тольятти были знакомы? Или четыре года разницы – слишком много?
– Были, хотя и не сказать, что слишком близко. Ходили вместе в манеж вечерами, играли. Спустя много лет он даже меня вспомнил, поздоровался. Это было после матча "Динамо" – ЦСКА в прошлом сезоне. Я в автобус шел, а Алан меня окликнул. Оказалось, помнит (Улыбается.) Сейчас в сборной уже регулярно видимся.
– Там сейчас большая группа выпускников академии Коноплева – вы двое, Кутепов, Крицюк, иногда Емельянов.


– Вот видите, как работала академия. Побольше было бы таких школ, вкладывали бы деньги в детский футбол – и у сборной выбор был бы намного больше. Но и переход из юношеского футбола во взрослый – тоже большая проблема. В нашем возрасте было много талантливых ребят, которые никуда не пробились. При том, что мы сверстников из "Баварии" обыгрывали! А вылезли только Коробов из "Урала", Морозов из "Динамо" и я. И у нас была такая академия, что никаких проблем с режимом не возникало. Но пробились всего трое.
– Меня вот что поражает. Играем с Катаром, и после первого тайма у соперника изрядное преимущество по владению мячом. Катар лучше России работал с мячом! Как?!
– Видимо, все уже научились играть в футбол. Можно находить сколько угодно причин. Конечно, было стыдно. Каждому футболисту.
– Чего вы можете добиться на ЧМ-2018, учитывая ужас двух последних больших турниров?
– Любая команда может достичь самого высокого результата. Главное – очень сильно этого хотеть. И все станет возможно.
– Чемпионство "Спартака" – близко?
– Не близко вообще. Даже не вижу смысла сейчас об этом говорить. Впереди 13 встреч. И все они будут очень трудными. В этом году мы сплотились как команда, стали семьей. У нас нет разделения на россиян и иностранцев. Каждый друг с другом общается и шутит. И Массимо – с нами.

Единая структура футбольных школ Самарской области.