В редакции «Чемпионата» наш воспитанник Роман Зобнин дал интервью

– Есть ощущение, что в России не лучшим образом выстроена система подготовки футболистов. Назовите людей, без которых вам не удалось бы пробиться на уровень сборной.

– Сергей Белоусов – тренер тольяттинской академии. Он нашёл меня на одном из турниров, когда мне было 11 лет. Привёл меня в академию имени Коноплёва, где я тренировался до 18 лет. Техника, удар, работа левой и правой ногой, игра головой – это всё он дал мне. До сих пор поддерживаю с ним связь. Я недавно приезжал в академию, давал мастер-класс.

– Что главное для детей?

– Желание.

– Говорят, вы в детстве с мячом спали.

– Было такое в 7-8 лет. В обнимку засыпал с мячом Derbystar. Брал из журналов футбольные плакаты и вешал на стены. Родители ругались: «Зачем ты обои портишь?» Во дворе мячом окна разбивал.

– Школу прогуливали?

– Конечно. Слонялся один по рынку, но ни одну тренировку не пропускал.

– Какой смысл прогуливать школу одному?

– Это был третий класс. То ли учителей боялся, то ли домашку не делал. Две недели пропустил. И ещё столько же прогулял, если бы мама не встретила учительницу на улице: «Где ваш сын?» Мама удивилась: «А он разве не в школе?» Мне прилетело прилично.

– Вам доставалось и в академии? Вы жили вместе с Романом Емельяновым?

– Нет, с другими ребятами. А он приходил, деньги занимал. Старшие всегда одалживали и не отдавали.

– Емельянов до сих пор вам должен?

– Скорее всего. Бывает, что старшие и одежду брали: «Дай в город сгоняю». Потом ходишь по базе, собираешь вещи. Кто-то идёт в моей кофте и говорю: «Отдай, это моё».

– Зачем давали, если так тяжело вернуть?

– Старшие. Если не дашь, то будут проблемы. Бывало дрался.

Зобнин: была чуйка, что забьём ещё

Герой матча Роман Зобнин рассказал, как за один день забил столько же мячей, сколько за всю предыдущую карьеру.

– Обидно было?

– Конечно. Но потом ведь я оказался старшим (улыбается). Уже Ильзат Ахметов (ныне полузащитник «Рубина». – Прим. «Чемпионата») и другие ребята числились среди молодых.

– Дзагоев уже тогда считался самым крутым в академии?

– Я – 1994 года рождения, а он – 1990-го. Мы приезжали в Димитровград, где они играли за команду «Крылья Советов-СОК». Первый сезон они всем проигрывали по 0:5, 0:6, 0:8.

– Жёстко.

– Ещё бы. 16-летние против мужиков во второй лиге. Тогда в команде были Дзагоев, Юсупов, Рыжов… Потом они с каждым годом прибавляли. Мы на них смотрели и учились.

– Как уходили из академии?

– Она банкротилась, мягко говоря. Сначала я поехал в «Динамо» на просмотр к Хохлову. Он сказал мне: «Лучше ещё поиграй во второй лиге, а потом мы, возможно, тебя возьмём». У нас так часто бывает. Говорят, что позвонят, и футболисты ждут напрасно. У меня примерно так и было тем летом. А зимой денег у академии совсем не стало. Футболисты разбегались. Спасибо моему агенту, который позвал меня в дубль «Динамо». Это был единственный вариант.

– Стали зарабатывать больше?

– В академии у меня было 15 тысяч рублей, и мне хватало. В дубле «Динамо» платили 80 тысяч, но прожить было уже тяжелее.

 

Единая структура футбольных школ Самарской области.